Перевести страницу
0
Корзина пуста

«Научиться владеть оружием – научиться владеть собой»


III Открытые соревнования по стрельбе среди сотрудников спецподразделений памяти Героя Российской Федерации О.Г. Малочуева (день второй)

Второй день начался ранним хмурым утром с бодрой побудки в мегафон штабного автобуса. Командам, прошедшим во второй этап, после официального открытия соревнований предлагалось к прохождению два групповых упражнения:

1. «Адрес (дневной)» (автомат, пистолет-пулемёт, пистолет). Дневным этот адрес был условно – в помещениях, устроенных организаторами, царила кромешная тьма. Но на этом этапе не запрещалось пользоваться фонарями и любыми другими приспособлениями, не влияющими на безопасность ведения огня.

Наоборот, за использование дополнительного снаряжения, а также грамотных, с точки зрения судей, тактических решений можно было заработать немалые бонусные баллы. Поэтому команды поступили по принципу «Я надену всё лучшее сразу!» и демонстрировали всё, что умели.

– Что Ваша команда подготовила к "адресному упражнению"?

– Наше дополнительное снаряжение состояло из щита Форт «Вант-ВМ», по-братски одолженного дома у ребят из регионального ГСОМ УФСБ, инженерной «кошки» да «досмотрового» зеркала от «КамАЗа», прикрученного хомутами к пластиковой ручке от швабры (поскольку штатных досмотровых комплектов нам до сих пор не присылали). Видимо, ожидая, что не все команды приедут полностью экипированными, организаторы заботливо подложили в «штурмовую» «Газель» болторез, не упомянув о нём на предстартовом брифинге ни словом. Но пытливый взор нашего капитана узрел его ярко-жёлтые рукоятки, точащие из-под сиденья, поэтому, выскакивая на штурм, болторез мы тоже молча по-цыгански прихватили.

КУ КУ!.... Кто здесь??? :-))


– Как вам само упражнение? Максимально ли соответствовало действительности?

– Масштаб «киллхауса» впечатлил (честно говоря, мы полагали, что дело окончится парой тусклых комнатушек). А здесь – пять приличного размера комнат, разделённых коридором, со вполне реальными дверями в проходах, часть из которых к тому же была заблокирована загнутыми в навесных петлях стальными прутами (вот тут-то болторез и пригодился!).

Внутри было абсолютно темно, а после ночного ливня ещё и по щиколотку грязи. Поражаемые мишени «преступников» (всего их должно было быть до 12 штук) были обозначены изображением оружия или гранат, непоражаемые «заложники» –изображения мирных граждан в полный рост – картинками раскрытых ладоней, рук, сжатых в кулак или сжимающих жестяные банки.

Из-за сильных отблесков штурмовых фонарей на глянцевой бумаге и непропорциональных размеров этих «кулаков» некоторые команды начинали путать их с «потенциально опасными предметами», поэтому иногда во время очередного «штурма» можно было стать свидетелем таких сценок. Скрип открываемой двери, пыхтение «щитовика» и второго номера, «нарезающих» сектор.

– Цель! Вижу женщину! На животе пояс шахида!..

Голос командира группы: – Гаси!..

Долгое молчание, второй номер вертит оружием, приседает, пытаясь осветить мишень с разных углов и понять, что за хрень нарисована у неё на груди. Присутствующие участники других команд, уже прошедшие это упражнение, замирают в ожидании – завалит-нет? Противник силён и любая его оплошность – это лишний шанс для других групп. Наконец стрелок неуверенно тянет:

– Да не-е, это кулак вроде… Гражданский!

Нет, всё-таки расслеповали. Ну ничего, всё ещё впереди, накал борьбы высок. Где-нибудь и ошибутся…

– Как прошла "Адрес" ваша группа? В чем были трудности?

– У нашей группы всё было веселее и разухабистее: Подходим к очередной двери. Я наваливаюсь щитом на дверь, перекрывая её. Для меня эта передышка уже необходима – подвесная система «Ванта» приказала долго жить ещё в начале упражнения, и я уже минут двадцать таскаю щит просто в руках. Гильза, выброшенная из патронника второго номера во время отработки предыдущей комнаты мне за шиворот, уже остыла и перестала жечься.

– Дверь заблокирована! Четвёртый, кусачки, «кошку!»

– Иду! – наш «младший научный сотрудник» Евгений бросает весь бричерский металлолом, который держал в руках, спешно протискивается вдоль группы, на ходу вытаскивая кошку из подсумка. Болторезом срезает прут, фиксирующий петли, цепляет крюк на дверную ручку. Начинает отползать назад, распутывая репшнур и одновременно стараясь не разбить стволом автомата угол безопасности и не заработать дисквалификацию. Я отхожу от двери, Серёга подпирает меня плечом, сохраняя тактильный контакт.

– Открываю! – дверь распахивается от рывка «кошкой», за дверью слышим щелчок сработавшего запала.

– Граната! – группа резвенько прыгает мне за спину, я приседаю и упираюсь лбом в верх щита. Хрен его знает, чего они рам навертели, ща как бабахнет! Секунда-две, хлопок разрыва – видимо, просто УЗРГМ на «растяжку» поставили.

– Ранен! Повреждена артерия левой руки! – это уже инструктор-судья не даёт нам заскучать, обозначая одного из наших бойцов «трёхсотым». Пока один из сотрудников его перематывает, остальные держат сектора, а я улучаю момент и кое-как налаживаю «подвесную» «Ванта». Но ненадолго – стоит подняться на ноги, как её стропы снова предательски проскальзывают в петлях и щит повисает у меня в руках. Тем временем, удовлетворённый оказанной нашему пострадавшему первой помощью, судья его «воскрешает», разрешая продолжить выполнение задачи.

– Вперёд! – я встаю, начинаю с Сергеем «отрабатывать» комнату. Тот периодически орёт «Цель!», обнаружив очередную «опасную» мишень, я замираю, стараясь его не толкать (фигуры «преступников» расположены вплотную и вперемешку с «бабками», лишние штрафы нам ни к чему). Наш «бричер» сзади собирает инструмент, стараясь ничего не упустить в темноте – за утрату снаряги штраф.

– Вход! – протискиваемся «двойкой» в комнату, Сергей «добавляет» мишеням, в поражении которых не уверен. Перед нами высится укрытие, похожее на шкаф. Пытаемся зайти сбоку – за ним мишень, но к нам она расположена профилем, не понятно даже – «мирняк» или «злодей».

- Сдёрни его нахер «кошкой»! – решает Старший. Женька опять ёжиком пыхтит мимо группы, цепляет «шкаф», и, отходя, начинает его валить, не дождавшись моего отхода. Я чувствую, как эта конструкция падает на меня и, в конце концов, упирается в мой щит. Не очень тяжело, но цели не видно. Я пытаюсь отойти назад, чтобы его сбросить, в какой-то момент «сжимаю» группу, укрытие падает мне под ноги…

Но тут группа подаётся вперёд, как разжимающаяся пружина, и Серёга сильно толкает меня в спину. Ноги оказываются заблокированы этим самым злополучным «шкафом», так что я плашмя валюсь на грудь, успев только подбородок к груди прижать, чтобы не разбить об «Вант» лицо. Задней стенки у этого «шкафа» нет, так что падать пришлось прямо на землю («тяжёлые» как предвидели это и, одалживая нам щит, фонарь с него заблаговременно сняли, иначе я рассадил бы его напрочь). Успеваю заметить краем глаза стоящую метрах в двух перед нами мишень с нарисованным ПМ, и ещё в падении диким голосом реву: «Х.ярь!!!» Да, за крепкие выражения на упражнении могли и наказать, но судьи то ли запереживали за моё состояние после эффектного приземления, то ли уже за животы держались от смеха – как бы то ни было, нас пожалели.

Серёга с секунду пребывает в шоке от моего полёта («Блин, только стоял, и вдруг куда-то исчез, а потом вопль откуда-то снизу из темноты!»), потом вкладывает три пули в грудь «преступнику» и только потом, давясь смехом, интересуется: «Живой?» Я барахтаюсь на земле, как жук, ноги болтаются в воздухе, а руки заблокированы петлями щита. Группа от этой комедии положений уже близка к истерике – тем не менее, меня заботливо сгребают за шкирку и придают вертикальное положение. Приходится буркнуть на них: «Хрена ржёте, гады? Пошли дальше!»

– Да... непредвиденный расклад. А судья-инструктор? Вы сказали, он добавлял вводные. Как это в целом происходило?

– В процессе упражнения судья-инструктор всячески нас «развлекал». То в самом начале не тот адрес укажет – мы высыпаемся из «Газели», лихо подскочившей к стрелковой галерее, тут же команда: «Объект справа!» Поворачиваемся в указанную сторону и… видим вывеску «Кафе 7,62». Бл…, они чего, с ума сошли? Чего там штурмовать?


Начинаем выстраиваться в боевой порядок – и тут же ещё один окрик: «Ошибка, объект слева!» Ну да, ну да – так всё обычно в жизни и бывает... То в процессе упражнения объявит, что через 20 минут здание взлетит на воздух, и если мы не успеем закончить штурм за это время – группа будет считаться уничтоженной.

А в конце упражнения Сергей (как назло, самый здоровый в нашей группе) был объявлен «тяжёлым трёхсотым» и подлежал эвакуации до «Газели». Как мы его вытягивали на руках – это отдельный разговор в непечатных словах, и думаю, мы знатно повеселили судей в этот момент. В общем, холодно нам точно не было…

– Слышал, там Траволту некоторые "мочили". Что это было?

– Да, было такое осложнение... при постановке задачи нашему Старшему на точке рандеву был вручён фоторобот с «мордой лица» нашего «осведомителя», который в момент штурма мог находиться в объекте и, мало того, мог быть вооружён, однако, несмотря на наличие оружия, поражению не подлежал. В нашем случае в чертах лица этого субъекта явственно угадывался Джон Траволта (вот до чего жизнь голливудская доводит!).

В процессе упражнения мы его благополучно обнаружили, идентифицировали и даже умудрились не застрелить сразу, несмотря на то, что он был установлен с расчётом на неожиданность прямо у двери в последней комнате. Но тут Старший, сменивший «откатившегося» на перезарядку Серёгу у меня за спиной, решает «добавить» в уже уничтоженную им мишень, виднеющуюся за спиной «Траволты» в глубине комнаты, и по-честному всаживает прямо в лоб голливудскому секс-символу четыре пули – забыл о превышении коллиматора над осью канала ствола! Точнее, в лоб-то он не попал, пули прошли впритирку, но, по условиям соревнований, поражение цели засчитывалось даже в случае попадания в край листика с изображением лица мишени. В итоге, последними на этом упражнении мы, конечно, не стали, но упали в рейтинге сильно. Да и к тактике нашей группы у инструктора нашлись претензии, так что теперь нам есть над чем работать.

– Упражнение «Засада» с уже известной нам машиной. Выполнялось из автомата, пистолета. Что интересного было на этом упражнении? Как вы справились?

– В этот раз организаторы решили предложить к решению одну из наиболее вероятных ситуаций, возможных в южных командировках – отражение засады на группу, передвигающуюся на легковом автомобиле (той самой чёрной «Волге» ГАЗ-3110). Экипировку группы разрешалось определять решением командира, в связи с этим мы решили ограничиться бронежилетами и не надевать шлемы.

По сигналу судьи или любой другой фразе, в которой громко звучало «Засада!», но чаще просто по разрыву взрывпакета, команда выскакивала из машины и начинала отход в точку эвакуации (кто-то делал это ползком), одновременно поражая мишени из состава ротного тактического комплекта РТК-1 , установленные по фронту. Поднимались они произвольно с пульта управления по радиосигналу, то есть по прихоти военного, управлявшего ими со своего «пианино». Кроме того, за укрытиями были установлены попперы, которые появлялись в зоне видимости только после смещения к финишной зоне. Перемещение на фоне непоражённой мишени, разумеется, штрафовалось.


Кроме того, после выступления одной из лидирующих команд, во время которого один из стрелков, укрываясь за передними колёсами и стреляя поверх капота, в хлам растрепал бедной "Волге" двигатель (на первом фото можно увидеть характерную лужу из пробитого радиатора), начали штрафовать за случайное попадание в автомобиль. Аргументировали это просто: неточный выстрел мимо цели – это ответный и, возможно, точный выстрел в вас. Тем не менее, к выступлению последней команды у "Волги", кроме движка, были пробиты оба ветровых стекла и отсутствовал задний стоп-сигнал.

И снова по ходу упражнения один из бойцов объявлялся раненым – правда, на этот раз в сознании, поэтому вполне мог оказать себе самопомощь в виде жгута (инструктор-медик отсчитывал на это 20 секунд, и если участники не укладывались в это время, раненый объявлялся погибшим) и доковылять до точки эвакуации. Стоит отметить, что около 90% участников для остановки условного "кровотечения" использовали турникеты типа CAT (лично я заметил жгут "Альфа" только у пары команд).

Но там ему всё равно нужно было наложить повязку (кто-то вдобавок имитировал укол промедола), указать время наложения жгута, и только после этого упражнение считалось выполненным.

Одна команда «позабыла» излечить своего пострадавшего, вызвав недоумение инструктора-медика, после чего их «трёхсотый» был закономерно объявлен «убитым», а команда получила минимальный балл за прохождение упражнения.

– А что после засады? Отдохнуть удалось?

– Выполнение задачи на «Засаде» означало окончание второго этапа соревнований. Теперь в игре должно было остаться всего восемь лучших команд.

Но все карты спутала подмосковная погода – из-за сильного дождя

днём время выполнения упражнений сильно сместилось. Когда меня уж «вырубало» в палатке в двенадцатом часу ночи, мимо нас ещё пролетала к «Адресу» «штурмовая» «Газель» с очередной командой. Ночной же ливень не дал возможности обустроить обстановку одного из финальных упражнений. В результате, посовещавшись, организаторы решили оставить в третьем этапе все 12 команд финалистов и пропустить их через одно финальное упражнение «Адрес ночной», или «Динамичный штурм».

– "Адрес (ночной)" (автомат, пистолет). На этом упражнении запрещалось использовать фонари видимого света. Необходимо было использовать приборы и прицелы ночного видения, инфракрасные фонари и ЛЦУ, если они вообще были у команды. Как вы справились?

- Как водится, у команд региональных СОБРов с этим была даже не беда, а катастрофа. У нас, например, были всего одни очки ночного видения ПН-14К, которые я прицепил себе на шлем и работал по мишеням по ЛЦУ. У остальных же на АК-74М были Yukon Combat 4M (с него ещё можно было стрелять) и пара ПН-6К, которые имеют 4-х кратное увеличение и поэтому практически бесполезны при работе в помещениях – разглядеть в них можно было только ярко-зелёное болото. В общем, в нашем случае ни о каком «динамичном» штурме и о грамотной тактике речи вообще не шло – мы тупо шли «трамвайчиком», я за «рулевого» а остальная группа за мной, ухватившись за

плечо впереди идущего, чтобы не потеряться в темноте. Войдя в очередную комнату, мы с Сергеем оставляли своих коллег у двери (от греха, чтобы они не навели на кого-то из нас ствол и не заработали дисквалификацию), расходились в разные стороны и поражали мишени «преступников». Потом возвращались к своим парням, снова брали их на буксир, отыскивали очередную дверь, и всё повторялось.

– Андрей! Это же очень долго!

– Да. К сожалению. В итоге время выполнения этого упражнения – одно из максимальных, и минимум бонусных баллов.

А за команды «регионалов», которые в единственных на всю команду «ночниках» с буквально примотанными к ним ИК-фонариками пробивались в середину турнирной таблицы, тесня более упакованных соперников, мы реально испытывали гордость.

В окончании соревнований лучшим 16 участникам предлагалось определить лучших в индивидуальном зачёте в «Дуэли». Стрелки попарно выходили на огневой рубеж и по сигналу таймера должны были поразить 6 попперов из автомата на дистанции от 20 до приблизительно 40 метров, после чего полностью разрядить его, перейти на пистолет и с него завалить контрольный поппер. Чей поппер оказывался снизу, тот и побеждал. Как вам дуэль?

Скорости тут были запредельные, в полуфинале будущий победитель показал результат что-то около 9 секунд. В результате упорной борьбы (не обошлось без «перестрелов» и просмотров «видеогола») в личном зачёте первое место занял представитель ССО РФ, второе оставил за собой сотрудник Управления «А» ЦСН ФСБ России, а третьим стал участник от СПБТ «Алмаз» МВД Республики Беларусь.

– Что в командном зачете?

– В командном зачёте первое место оставила за собой лидировавшая практически весь турнир команда Управления «А» ЦСН ФСБ России – 1, второе Управления «А» ЦСН ФСБ России – 2, а третье – ребята из Беларуси, которых уже и гостями назвать язык не поворачивается, СПБТ «Алмаз» МВД Республики Беларусь.

– И в итоге что можете сказать о соревнованиях в общем?

– Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что, хотя высоких мест мы не заняли, но получили огромное удовольствие от общения с товарищами по оружию и образу жизни, большой практический опыт, наметили вектор дальнейшего развития профессиональной подготовки и познакомились с интересными людьми. В общем, задумаете «замутить» подобную заварушку – зовите, приедем обязательно!